Велосипед ехать пешком

Я долго думал о том, как начать рассказ про кульминацию латиноамериканского путешествия, какие слова подобрать, чтобы описать самое загадочное место, где когда-либо бывал — остров Пасхи, по-местному Рапануи.

Здесь в мир простых вещей проникает мистика; быт и каждодневная рутина переплетаются с историей; здесь в поле среди обломков лавы слушаешь песнь ветра, а забираясь в пещеру, ощущаешь себя на дне колодца; здесь по утрам варишь спагетти, по вечерам играешь в баре в бильярд с потомками древних рапануйцев; здесь чувствуешь себя на задворках планеты, но, когда забираешься на макушку вулкана, понимаешь, что это и есть Пуп Земли.

Аху Тахаи

13 апреля. День 1-й

В наше время добраться до острова не представляет трудности. Каждый день сюда летает большой аэробус компании LAN из Сантьяго.

Уже в очереди на посадку я услышал русскую речь и познакомился с тремя соотечественниками под предводительством автомобилиста-путешественника, члена Русского географического общества Саши Холодного. Мы договорились встретиться вечером в гостевом домике, где они собирались остановиться.

Вот, наконец, и он, о. Рапануи.

Карта о. Пасхи

Из глубокой осени я за несколько часов перенёсся в жаркое лето. Аэропорт был забит встречающими туристов местными жителями с табличками и цветочными гирляндами на гавайский манер. Меня никто не встречал, и мне стало немного грустно. В этот момент какая-то девушка окликнула меня: Мистер Манчини? Си, Сеньорита, — не растерялся я и тут же получил гирлянду на шею и порцию жарких объятий хорошенькой островитянки. И хотя позже, когда я признался, что пошутил, гирлянда и перекочевала на шею как раз подоспевшего реального Манчини, я продолжал радостно улыбаться, а вскоре познакомился с Бенджамином, владельцем кемпинга, у которого и остановился. Кроме меня к нему заехала пара французов и бэкпекер-японец, интроверт, путешествующий уже три года, но так и не выучивший за это время английский. Жестами и рисунками он рассказал мне про своё путешествие по восточной Африке, а я угостил его сэндвичем с сыром, который купил в озёрном краю на севере Патагонии. Пришло время познакомиться с островом.

Осмотрев ещё пару древних статуй вперемешку с новоделами, я вернулся в кемпинг и приготовил ужин — спагетти с сыром и бобы. А вечером отправился на северную окраину посёлка в гости к Саше Холодному и его компаньонам. Погуляв на закате по берегу,

Ханга Роа. Закат

миновав кладбище и группу статуй Аху Тахаи, поплутав как следует в сумерках в местном «Шанхае», я таки нашел их гестхаус. Поспел вовремя к чаю с кексом. Мы говорили о Патагонии и о первых впечатлениях от Острова. Вспоминали прошлые путешествия. Русский говор в этом уголке вселенной как никогда грел душу. В конце разговора Саша пообещал мне помочь со вступлением в географическое общество. На том и расстались. Я отправился назад в кемпинг, решив по дороге поснимать Аху Тахаи на фоне звёздного неба.

Ночь выдалась тихой. Издалека с маленькой трансовой площадки, притаившейся между холмами, доносился полуночный чилаут. Изредка в посёлке гавкали собаки. Крупные звёзды и луна освещали степь достаточно для того, чтобы дойти до статуй без фонаря.

14-е апреля. День 2-й

Рассвело быстро. В 9:00 солнце осветило палатку. Сегодня я решил исследовать центральную и восточную часть острова. Для этого взял напрокат велосипед. Ехал по шоссе: от Ханга-Роа на север к бухте Анакена и по восточному побережью назад в посёлок. Погода была нежаркой, то и дело на солнце набегали тучи. Людей встречалось мало, изредка мимо проносились джипы. Белый свет, безветрие, безлюдность придавали моей поездке сюрреализм, ощущение авторского кино. Я ехал мимо заброшенных домов в рощах, через поля, мимо вулканов. Один раз остановился перекусить возле фермы, но людей так и не увидел.

Ферма вдоль дороги

«Здесь всюду сохранились следы былого величия. Посреди береговой излучины и на обоих флангах лицом к морю расположились три алтаря из огромных каменных блоков. Они стояли над самым пляжем, и можно было бы принять их за укрепления, прикрывающие равнину от вторжения с моря, если бы рядом не лежали на песке огромные фигуры из серо-желтого камня, свидетельствуя, что кладка служила опорой для них.» Глава 3, «Аку-Аку», Тур Хейердал.

Вскоре на Suzuki Jimny подъехал мой сосед-японец с ещё двумя японцами. Они расхаживали по пляжу в гавайских разноцветных шортах с самурайскими прическами, а потом стали играть в волейбол. Мне же надо было ехать дальше, чтобы успеть осмотреть другие места.

«Одна лишь маленькая Аннета восприняла всё как должное.

Вот они, гиганты, впечатляющие и нелепые, «целая армия сверхъестественных существ».

Тонгарики

Сначала понаблюдал за ними издали,

Тонгарики

потом изучил каждого с близкого расстояния.

.
.
.

Если бы я был режиссёром мультипликационных фильмов, по возвращении обязательно приступил бы к работе над созданием мультфильма про оживших Моаи.

Я пришел под самое закрытие, никого, кроме одной японской пары, не было.

Рано Рараку
.

Стоящие и лежащие Моаи, не похожие на виденные до этого, блёклый свет, холмистый рельеф.

Рано Рараку

Я побродил между безмолвными исполинами, прислушиваясь к далёкому шуму прибоя, а затем дошел до ниши в скале, где остались незаконченные истуканы.

Рано Рараку

Мне же вспомнилась картинка из «Буратино», на которой папа Карло как раз закончил вырезать голову Буратино, а вместо тела пока было бревно.

Начался ливень, я высадил Артёма и, надев плащ-палатку, гнал на полной скорости через весь посёлок в кемпинг. Тут-то за мной и увязалась свора собак. Я подбавил скорости, собаки не отставали. Пытался отбиваться и злобно рычать. В конце концов, пришлось свернуть на главную улицу и почти влететь в кабачок, где молодые татуированные островитяне играли регги и карибскую музыку, ром лился рекой, было накурено. Я подсел к группе британцев. Казалось, этот день никогда не закончится.

Источник

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.