Первые разы на велосипеде

В 1896 году американская правозащитница Сьюзен Энтони (Susan B. Anthony) произнесла такие слова: «Велосипед сделал для эмансипации женщин больше, чем что-либо еще в этом мире. Я радуюсь каждый раз, когда вижу женщину на велосипеде». Как бы удивительно ни звучало это утверждение в 2015 году, в 1890-е велосипед переживал золотой век. Все проявляли неподдельный интерес к этому «чудесному устройству, которое придает человеку скорость лошади», писали в журнале 1894 года. Кроме того, благодаря ему женщины смогли расширить свои горизонты. Модный аксессуар богатых парижанокПервыми за руль велосипеда сели женщины из обеспеченных слоев. Они не проявили интереса к существовавшей с 1817 года дрезине и дождались появления педалей и шин в 1860-х годах. Тогда велосипед стал модным аксессуаром, признаком изящества. Высшие столичные круги охватила настоящая «веломания». Во Франции времен Второй Империи, где Виктор Гюго написал «Отверженных», а Османн сформировал нынешний архитектурный облик Парижа, велосипед считался идеалом современности. Парижанки катались на велосипедах в Булонском лесу и на манежах, читали журнал Le Vélocipède illustré. Кстати говоря, на первой странице издания появилась иллюстрация женщины на велосипеде (и в мужской одежде), что подняло высоко вверх знамя прогресса. Страх бесплодия… и сладострастия

Как бы то ни было, свобода крутить педали не стала чем-то самим собой разумеющимся: велосипед не считался полностью подходящим для женщины тех времен.«Хотя брюки придают женщине кавалерийский вид, который в целом сочетается с ездой на велосипеде, он лишает ее части грации, и настоящая женщина всегда сможет осознать свою ошибку», — писали в научном журнале 1894 года. Помимо внешних приличий, пристрастие женщин к велосипеду вызывало и определенное беспокойство в научных кругах. Тогда спорт в качестве времяпрепровождения казался чем-то немыслимым, особенно для женщины. Некоторые врачи опасались, что велосипед может пагубно отразиться на их здоровье, в частности на репродуктивных органах. В вышедшей в 1888 году «Гигиене велосипедиста» доктор Филипп Тиссье (Philippe Tissié) пишет, что велосипед может вызвать у женщины язвы, кровотечение, болезни и воспаление. Поэтому врач требует, чтобы она «оставила велосипед сильному полу». В 1903 году доктор Демени (Demeny) высказался еще категоричнее: «Для женщин велосипед навсегда останется нежелательным устройством, машиной бесплодия». Но чего же на самом деле боялись мужчины? Что женщины себе навредят? Или же наоборот получат удовольствие? Велосипед винили и в том, что он отталкивает женщин от исполнения супружеского долга: в результате трения о сидение женщина могла ощутить сексуальное удовольствие, «восторг», «перевозбуждение» и «припадок чувственного безумия», как писал доктор О’Фоллоуэл (Ludovic O’Followell) (в свое время похожие обвинения обрушились и на швейную машину): «На открытом воздухе и скорости женщина постепенно отдается охватывающему ее возбуждению, чувству особого наслаждения, которое может быть сродни тому, что она ощущает на качелях и американских горках, наслаждения, которое зачастую ведет к сладострастию». Велосипед и равенство Споры о медицинской стороне вопроса долгое время кипели во врачебных кругах. Тем не менее со временим они осознали, что пристрастие женщин к велосипеду не ослабевает и что им от этого не становится хуже, и приняли все как данность. Потому что против них была разыграна карта современности, ее идеи и образа. В любом случае, велосипед был в первую очередь предметом роскоши, который присутствовал главным образом в городской среде, напоминает историк и автор книг о велосипедном спорте Жак Сере (Jacques Seray):"Нужно было немало денег (зарплата рабочего за несколько месяцев), в связи с чем позволить его себе могли только женщины из дворянских кругов и содержанки. Так, например, светская львица и куртизанка Бланш д’Антини (Blanche d’Antigny) заказала себе портрет с велосипедом«.

В 1880-1890-х годах, с появлением более удобного и доступного современного велосипеда, его распространение все же стало шире. Сев на велосипед, женщины избавлялись от платьев на глазах у мужчин, открыли для себя новую свободу передвижения и могли преодолевать километры всего за несколько оборотов педалей. Выступая на феминистском конгрессе в Париже в 1896 году Мария Поньон (Maria Pognon) подняла тост за «несущий равенство велосипед, с помощью которого будет осуществляться эмансипация женщины». Женщины могли положиться и на поддержку рекламщиков: на городских стенах возникло множество афиш с изображением женщин на велосипедах Peugeot, Helios и Excelsior. Их волосы развевались на ветру, а на лице сияла триумфальная улыбка. Стоит напомнить, что автомобиль тогда делал только первые робкие шаги. И велосипед представлял собой хорошую альтернативу. Велосипед дал возможность уехать подальше от города. «Велосипедисты ездили кататься в Булонский лес, — рассказывает Жак Сере. — Это послужило вдохновением для Жана Беро (Jean Béraud), немалая часть полотен которого посвящена женщинам, поодиночке и компаниями». Свобода в одеждеВелосипед опередил законы своего времени, и женщины сначала крутили педали в тесных корсетах и длинных платьях. В стремлении облегчить себе жизнь, они укорачивали юбки и надевали «блумеры» (нечто вроде широких панталон), чтобы складки ткани не попали под колеса. Вот, что пишет Жорж Монторгей (Georges Montorgueil) в "Современных парижанках":"Велосипед создал третий пол. Идущее мимо вас существо в воздушных панталонах, с голыми икрами, тонкой талией и в соломенной шляпе — явно не мужчина. (…) Но женщина ли это? Уверенный и бодрый шаг, руки в карманах, самостоятельные прогулки, сидение на террасах, закинув ногу на ногу, дерзкие слова — перед нами велосипедист«. Изменения оказались настолько глубокими, что их закрепили в законе: два циркуляра 1892 и 1909 года разрешили женщине носить брюки, но только в том случае, если она «держит рукой руль велосипеда». Хотя ношение панталон возникло не с появлением велосипеда (их разрешили для верховой езды), он дал толчок его распространению. Восток: та же борьба за велосипедПо всему миру, в тех странах, где женщины до сих пор не обладают равными правами с мужчинами, велосипед по-прежнему остается предметом повседневной борьбы. Так, например, в Каире к этому относятся резко отрицательно. Велосипедистки могут стать на улицах объектом сексуальных домогательств (настоящее бедствие страны) из-за того, что ездят в «непристойной позе». То же самое относится и к Йемену: там это все так же немыслимо (кроме того, большинство женщин даже не умеют на нем ездить).

Что касается Саудовской Аравии, достаточно посмотреть фильм «Ваджда» (Wadjda). Он рассказывает историю 12-летней девочки, которая борется за мечту: кататься на велосипеде, как мальчики. Но закон не дает ей такого права, как не разрешает он и взрослым женщинам водить автомобиль. «Когда я была подростком, помню, как родители запрещали моим подругам кататься не только на велосипеде, но и роликах под тем предлогом, что это угроза для их девственности», — вспоминает работавшая в Саудовской Аравии журналистка Кларенс Родригес (Clarence Rodriguez). Маленькая победа: в 2013 году, через два месяца после выхода фильма, Комитет по поощрению добродетели и удержанию от порока в конечном итоге дал им это право. При условии, что они носят закрывающую все тело одежду, находятся в сопровождении родственника-мужчины и используют велосипед для развлечения, а не как средство передвижения. Как бы то ни было, все больше женщин постепенно освобождаются от патриархальных укладов их стран и садятся за руль велосипеда. Появляются женские клубы, в которых они могут тренироваться вдали от взглядов мужчин. В этом смогла убедиться американка Шеннон Галпин (Shannon Galpin), ярая сторонница женского велоспорта. Когда она в одиночку крутила педали среди кабульских холмов, ей стало известно о существовании национальной жесткой велосипедной команды. Эти спортсменки носят длинные брюки и рукава (и, разумеется, платок под шлемом) и катаются по дорогам до рассвета в сопровождении тренера из мужской команды. Шеннон Галпин была искренне поражена, потому что ни разу не видела женщину на велосипеде за все 11 поездок в Афганистан. Таким образом, эта встреча стала для нее символом надежды для женщин страны. С тех она при поддержке своей правозащитной организации Mountain2Mountain призывает их к «велолюции», борьбе за их права. Возникают и другие инициативы вроде ассоциации Go Bike в Египте, которая устраивает велопрогулки и помогает женщинам вновь обрести уверенность в городе, или сирийской страницы в Facebook, где, несмотря на войну, призывают людей сесть на велосипед и изменить отношение к женщинам. Даже в Катаре правительство решило провести женскую велогонку, чтобы продемонстрировать политику эмансипации женщин в эмирате (пусть даже по факту они все еще во многом находятся в подчиненном положении по отношению к мужьям). Велосипед там все больше дает о себе знать, как на Западе в начале ХХ века. Женщины садятся за руль, бросают вызов нравственным и религиозным устоям и с каждым оборотом педали наносят удар по барьерам неравенства.

Источник

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.