Парень едет на велосипеде черной шеей

Фронтмен Twenty One Pilots Тайлер Джозеф пролистывает список контактов в своем телефоне. Сотни имен ему просто незнакомы: например, какие-то ребята из родного города музыкантов Коламбуса, фанаты дуэта еще с тех пор, когда Джозеф лично развозил по домам билеты на концерты. Когда это стало отнимать слишком много времени, Twenty One Pilots начали назначать поклонникам встречи в фастфуде Chick-Fil-A в торговом центре Polaris. Мама Джозефа зазывала в клуб случайных прохожих. «Говорила: «Заходите, там мой сын играет!» — вспоминает Джозеф. Ему 27, но он мог бы сойти за подростка, и на сцене эта подростковая энергия дает о себе знать.

Фото: Warner Music Russia

Но это было четыре года назад: с тех пор, к удивлению самого дуэта, их слава распространилась далеко за пределы Огайо. Возможно, они главное открытие прошлого года: к середине января у них на счету был сингл в топ-10 («Stressed Out») и альбом на третьем месте национального чарта — между Джастином Бибером и One Direction. Несколько недель назад они объявили турне из 58 выступлений на аренах — два концерта в Мэдисон-Сквер-Гарден уже почти распроданы.

Несмотря на то, что они подписаны на тяготеющий к панку лейбл Fueled by Ramen, отнести их музыку к какому-либо жанру крайне непросто: тут и нервные тексты, и рифмы в духе Маклемора, и фортепианный поп в стиле Бена Фолдса, и регги-биты, и хард-роковая энергетика, а иногда можно встретить и балладу под укулеле.

Джозеф играет на басу, фортепиано и укулеле (а иногда просто носится по сцене в размазанном гриме). Бывший скейтер Дан обеспечивает звуковой фон, ставя в нужном порядке заранее записанные треки. Фанатов такая странная комбинация вполне устраивает. Нынешний хит группы — рэп-рок «Stressed Out» — посвящен неприятностям взросления («Мы мечтали о космосе, а они на нас косятся, говорят, алло, зарабатывай бабло!»). За кулисами «Tonight Show» с Джимми Фэллоном Джозеф старательно впадает в детство, рассекая по коридорам на новеньком ховерборде. Но ближе к началу передачи он преображается: размазывает черную краску по шее и рукам, меняет футболку и джинсы на стильную длинную черную куртку и темные брюки. «Грим заставляет меня прочувствовать то, о чем я говорю в нашей песне. Я хочу выйти на сцену и покончить с этим».

Twenty One Pilots играют песню «Heavydirtysoul» с альбома «Blurryface». Как и большинство песен дуэта, она повествует о неуверенности в себе. «Мое воображение подверглось заражению!» — быстро выкрикивает Джозеф. Фэллон трясет головой в такт. Квестлав позже напишет в твиттере: «Ого! Я не ожидал!» Название Twenty One Pilots многое значит для Джозефа и Дана. Оно из пьесы Артура Миллера «Все мои сыновья»: ее герой, военный подрядчик, во время Второй мировой отсылает в Европу бракованные запчасти для самолетов и боится, что если признает ошибку, то потеряет деньги; в итоге гибнет 21 пилот. Для Джозефа, отказавшегося от баскетбольной стипендии в университете ради музыки, этот сюжет важен: «Я понимаю, что принять правильное решение иногда гораздо труднее». Джозеф и Дан до сих пор говорят друг другу: «Не посылай запчасти», если им кажется, что они выбрали слишком легкий путь.

Фото: Warner Music Russia

Они оба выросли в консервативных религиозных семьях. Отец Джозефа — директор христианской школы, куда ходил Тайлер. До этого его обучением занималась мать. «Когда я сказал ей, что хочу играть в баскетбол, она заставила меня каждый день по 500 раз кидать мяч в кольцо. Броски с близкого расстояния не считались. Нужно было успеть до обеда, иначе я оставался без еды». У Дана дома все было еще строже. Компьютерные игры, рок и хип-хоп были под запретом. Кино дозволялось только от CleanFlicks — христианской фирмы, которая вырезала из голливудских фильмов все сцены с сексом, насилием и грубым юмором. Смотреть такие фильмы — например, «Терминатора» — было непросто. Вступив в подростковый возраст, Дан стал настоящим бунтарем. «Агрессия так и перла», — произносит он и добавляет, что в 14 лет родители чуть не выгнали его из дома. «Чуть не отправили в военную школу. Они не знали, что со мной делать, я был все время наказан».

Когда родители засыпали, он слушал поп-панк. В конце концов они смягчились и даже позволили ему купить на накопленные им деньги ударную установку. В колледж Дан не поступил, играл в местных группах и подрабатывал продавцом ударных в музыкальном магазине. «Это был путь в никуда, — вспоминает он. — Однажды я спросил отца: „Ты разочарован тем, что я работаю за гроши и не пошел в колледж?“ Его ответ я никогда не забуду. Он сказал: „Дело не в том, сколько ты зарабатываешь и где работаешь, дело в твоем характере. Так что я тобой горжусь“. Это мне здорово помогло».

В Огайо страшный холод. До Нового года пара дней. Джозеф и Дан идут по безлюдным улицам Коламбуса — недалеко отсюда они в 2010-м познакомились. Джозеф научился играть на пианино, подыгрывая The Beatles и Диону, которых слышал по радио. С двумя друзьями он организовал первую инкарнацию Twenty One Pilots. Дан увидел их в университетском клубе. «Мне все понравилось, кроме одного: что меня не было на сцене», — рассказывает он. Лишь через год первый ударник Джозефа ушел из группы и Дан занял его место. За это время они с Джозефом стали лучшими друзьями. Из Джозефа получился энергичнейший исполнитель: он прыгал с подмостков в толпу зрителей. Вскоре дуэт стал главной группой центрального Огайо: друзья вкладывали в группу все свои деньги и активно работали с фанатами. Главный промоутер Коламбуса Адам Ванчофф обратил на них внимание, когда они с аншлагом отыграли в Ньюпорт-Мьюзик-Холле — зале на 1700 человек, который не всегда заполняется даже на концертах групп, известных всей стране.

Фото: Warner Music Russia

Сейчас у Джозефа и Дана первый месяц отдыха с начала 2013 года. Они провели время с родными и друзьями, но уделили внимание и подготовке сложного звукового фона, который будет задействован в предстоящем турне. «Мы пахали, как рабы», — с гордостью произносит Джозеф. Они отправляются к родителям Дана: барабанщик сейчас живет в Лос-Анджелесе, но, когда бывает в Огайо, заваливается в родной дом. Здесь снята часть клипа «Stressed Out», так что поклонники дуэта часто сюда наведываются. Родителям Дана пришлось отключить городской телефон: им постоянно звонили. В гостиной — рождественская елка и керамический вертеп. Фотографий Twenty One Pilots и связанных с ними сувениров мало, зато много плакатов и табличек с надписями вроде «РАДОСТЬ» и «ЛЮБОВЬ РОДНЫХ ДОРОЖЕ БОГАТСТВ ЗЕМНЫХ». В комнате Дана личных вещей не осталось, но на месте коллекция DVD с одобренными CleanFlicks фильмами вроде «В поисках Немо» и «Шоу Трумана».

К нам спускается мама Дана — жизнерадостная блондинка лет пятидесяти с небольшим, ее зовут Лора. Она медсестра, а отец Дана — физиотерапевт. Она просит Джозефа называть ее не миссис Дан, а Мама Дан. Ее и прочих родственников музыкантов можно видеть все в том же клипе «Stressed Out»: все они кричат: «Проснись, зарабатывай деньги!» «Взросление, деньги — все это важно, — соглашается Джозеф. — Теперь я зарабатываю достаточно, на жизнь хватает. Но я хочу отдавать деньги родителям, семье, на благотворительность, разным людям». Он и впрямь ездит на побитом «шевроле», а в ближайшие месяцы группа планирует открыть в Коламбусе свой благотворительный фонд. Став популярными, Twenty One Pilots перестали оправдываться за смешение стилей в своей музыке. «Если ее описывать словами, звучит не очень-то, — говорит Джозеф. — Я соглашался с теми, кто говорил, что так не бывает. Но больше я так говорить не буду. Наша музыка сделана в едином стиле, потому что ее сделали мы».

Twenty One PilotsАльбом «Blurryface» доступен в Apple Music, Deezer, Google Play и на Яндекс.Музыке/

Источник

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.